Схожи поневоле: как торговые марки сражаются за свою уникальность

Схожи поневоле: как торговые марки сражаются за свою уникальность

Судебные процессы между брендами становятся маркетинговым инструментом

Схожи поневоле: как торговые марки сражаются за свою уникальность

Логотип «Московской шоколадной мануфактуры» напоминает логотип «Львівської майстерні шоколоду». На это обратил внимание Андрей Худо, соучредитель холдинга !Fest, в структуру которого входит украинский бренд. На своей странице в Facebook Андрей написал, что у них «зКРИМздили» логотип и пообещал «бороться за правду».

Представители российской фабрики опубликовали разъяснение и подчеркнули, что произошедшее останется на совести их аутсорс-дизайнера. «Мы тоже извлечем из этого урок о том, как и с какими людьми нам сотрудничать», – написали кондитеры, добавив, что они приняли решение в ближайшее время внести изменения в свой логотип.

Вскоре лого действительно видоизменилось – из нижней его части исчезли стилизованные «потеки» шоколада. Однако история успела сгенерировать немалый медийный резонанс и диспуты о том, насколько велики шансы у львовян отстоять свои права в суде.

Подобные недоразумения между производителями, перетекающие в судебные разбирательства, – весьма распространенное явление в мировой практике. По словам Марии Ортинской, патентного поверенного патентно-юридической компании IPStyle, торговые марки имеют территориальный характер. А это означает, что владелец ТМ имеет возможность подать иск и защитить свои права на той территории, в которой эта торговая марка зарегистрирована.

В контексте данного конкретного кейса Мария Ортинская отмечает, что если украинская компания не зарегистрировала свою торговую марку на территории России, то запретить ее использование «Московской шоколадной фабрикой» можно в нескольких случаях. Например, если «Московская шоколадная фабрика» использует спорное обозначение на территории Украины. Поскольку в Украине эта ТМ зарегистрирована с указанным лого, то можно защитить на нее права. Также можно добиваться запрета, если российская компания использует спорное обозначение в других странах, в том числе тех, где зарегистрирована ТМ. А она зарегистрирована в Азербайджане, Болгарии, Швейцарии, ФРГ, Испании, Финляндии, Франции, Великобритании, Грузии, Хорватии, Иране, Италии, Японии, Казахстане, Литве, Латвии, Эстонии, Турции, Китае и США.

Если же «Московская шоколадная фабрика» использует торговую марку только в России, то для защиты своих прав «Львівській майстерні шоколаду» необходима именно регистрация ТМ в РФ.

«Также, поскольку в данном случае есть не полное копирование, а переработка изображения, то львовской компании необходимо будет доказать, что торговые марки схожи до степени смешения. Иными словами, что потребители могут перепутать продукцию с этими ТМ», – сказала она.

К слову, Андрей Худо в своем сообщении подчеркнул, что намерен добиваться справедливости не на территории РФ. Удастся ли ему отстоять свои права в суде, а тем более стребовать  компенсацию – вопрос спорный, полагает Сергей Бедричук, владелец и креативный директор рекламного агентства «Аспирин Адвертайзинг». По его словам, возникает целый ряд сомнений относительно перспективности судебного иска к российскому производителю сладостей. «Даже если выиграть суд, то компенсация вряд ли покроет расходы. Ведь речь идет о международном суде, расходы на него будут большие. И даже если суд закончится в пользу украинского истца, то есть еще апелляция, кассация. А взыскать потом средства с российской компании, не имеющей активов за рубежом, – практически невозможно», – сказал он в комментарии iAgro.

Часть аудитории в своих комментариях склоняется к мысли, что «Львівську майстерню…» в этой истории не стоит однозначно называть пострадавшей стороной – компания получила весомый имиджевый бонус, повысив свою узнаваемость. «Как все было на самом деле? Российский производитель заказал логотип у рекламного агентства невысокого уровня, или даже у дизайнера-фрилансера. Подрядчик, исходя из, предполагаю, скромного бюджета, решил не перегружать себя и просто «содрал» несколько вариантов логотипа из уже существующих. Такая практика широко распространена и в России, и в Украине. Заказчик даже не был в курсе, что его логознак похож на что-то уже существующее», — отмечает Сергей Бедричук, подчеркивая, что в данном случае украинская компания получила прекрасный повод напомнить о своем существовании.

Вместе с тем, судебные тяжбы так или иначе вносят излишнюю турбулентность в репутацию любой структуры, считает маркетинг-директор одной из украинских компаний, пожелавший остаться неназванным. По его словам, если компания вкладывает деньги в продвижение своего бренда, то изменения, связанные с судебными делами, приводят к тому, что инвестированные в промоцию средства теряют смысл.

Говоря о том, какой опыт из произошедшего могут извлечь львовские кондитеры и другие производители, собеседник iAgro акцентирует на грамотном юридическом сопровождении. «Разработка любых продуктов должна начинаться с регистрации интеллектуальной собственности на торговую марку продукта. При этом идет поиск по Укрпатенту, по словесным выражениям и визуальному отображению торговой марки и ее лого. После этого идет полноценный поиск, который предусматривает выделение финансовых средств, и только потом – регистрация», – говорит он, подчеркивая что маркетологи в вопросе использования торговых марок вплотную взаимодействуют с юристами компании, которые информируют об определенных рамках работы по решениям суда и производстве продукции либо приостановке данного процесса.

iAgro вспомнил еще несколько кейсов, касающихся защиты прав интеллектуальной собственности на логотипы и торговые марки в аграрном секторе и пищепроме.

«Киевский торт» появился в 1965 году на кондитерской фабрике имени Карла Маркса случайно – так гласит легенда о нем. Кондитеры просто забыли поставить в холодильник взбитые яичные белки, предназначенные для выпечки бисквита. Белки застыли, но выбрасывать продукты не стали. Их покрыли  масляным кремом, посыпали пудрой и украсили. Официально на Киевской кондфабрике им. Карла Маркса «Киевский торт» как изобретение запатентовали в 1973 году.

С того времени оформление упаковки торта изменилось: вместо пешеходного моста через Днепр на круглой коробке появились листья каштанов. Именно за них и борется «Киевхлеб» с «Рошеном». 14 июня 2018 года ПАО «Киевхлеб» подало в суд иск против кондитерской корпорации ROSHEN и киевской кондитерской фабрики ROSHEN с просьбой признать за собой право на изображение на «Киевском торте» верхней этикетки в форме круга, которая «содержит композицию из графических элементов в виде листьев каштана со спелыми плодами». ПАО «Киевхлеб» также сражается с ними за правообладание надписью «Киевский торт», выполненной старославянским или подобным шрифтом, буквами красного или белого цвета на белом фоне или ленте красного цвета. В качестве аргумента в свою пользу «Киевхлеб» заявляет, что его предприятия изготавливают торт «Киевский» еще с 1967 года.

Заседание суда по этому делу было проведено 5 июля 2018 года. Его результаты пока не известны. Судебные баталии за право использования названия «Киевский торт» корпорация ROSHEN ведет не только с ПАО «Киевхлеб», но и с ООО «Ашан Украина Гипермаркет», ООО «Беллария» и ТОВ «Киевский БКК».

Производитель шоколада и других кондитерских изделий «Ферреро С.П.А» (Ferrero S.P.A., Италия) принадлежит семье итальянского промышленника Микеле Ферреро. Продуктовая линейка представлена в Украине торговыми марками Kinder, Raffaello, Ferrero, Nutella, Tic Тас. Компания защищает свое право на использование торговой марки по всему миру.

В мае 2011 года «Ферреро С.П.А.» подала в Хозяйственный суд г. Киева заявление с требованием о прекращении действия свидетельства Украины на торговую марку «Киндер ТОП», которая зарегистрирована для товара «мороженое и иные товары, связанные с ним», и принадлежит компании «Санта Бремор». Основанием для обращения в суд было то, что ТМ «Киндер ТОП» созвучна с уже зарегистрированными и принадлежащими «Ферреро» торговыми марками «Киндер» и Kinder, не используется «Санта Бремор» для производства мороженого.

Согласно ч.4 ст.18 Закона Украины «Об охране прав на знаки для товаров и услуг», если владелец торговой марки не использует ее в течении трех лет и третье лицо сможет это доказать, действие свидетельства на такую торговую марку может быть прекращено в судебном порядке. Доказывая свою правоту, «Ферреро С.П.А.»  предоставила суду доказательства неиспользования «Санта Бремор» торговой марки «Киндер ТОП» в Украине. В их числе – справка, выданная ГП «Украинский научно-исследовательский центр проблем стандартизации, сертификации и качества» о том, что в Реестре УкрСЕПРО сертификаты соответствия на мороженое под названием или ТМ «Киндер ТОП» не зарегистрированы (по украинскому законодательству, смеси на основе сухого молока подлежат обязательной сертификации). Также «Ферреро» доказала длительное использование своего знака Kinder за счет распространения шоколадных кондитерских и других продуктов серии «Kinder» (Surprise, Joy, Chocolate, Chocolate Maxi, Chocolate зі злаками, Délice, Bueno, Milk-Slice, Maxi King, Pingui) на территории Украины.

Судебное разбирательство длилось семь месяцев. По результатам рассмотрения дела Хозсуд Киева 17 ноября 2011 года вынес решение в пользу «Ферреро С.П.А.» о признании недействительным свидетельства на торговую марку «Киндер ТОП», выданного «Санта Бремор».

«Бакарди энд Компани Лимитед» (Bacardi & Company Limited, Багамские острова) является производителем спиртных напитков, относится к группе компаний Bacardi и имеет право использовать ТМ «MARTINI» в Украине с июня 1994 года (свидетельство выдано для напитков, которые возбуждают аппетит, алкогольных напитков и сиропов безалкогольных напитков), а в мире эта торговая марка действует уже почти 60 лет.

Компания обратилась в суд для защиты ее интеллектуальной собственности в связи с тем, что ее законные права как владельца ТМ «MARTINI» нарушались украинским ООО «Балта» – производителем столовой питьевой воды, сладких безалкогольных напитков, а также кваса натурального брожения.

ООО «Балта», владея ТМ «Криниця», получило также право собственности на ТМ «МАРТІНІКА» в июне 2006 года для производства безалкогольных напитков и предоставления услуг по рекламе и хранению товаров.

«Бакарди энд Компани Лимитед» подала в ноябре 2009 года в Хозяйственный суд г. Киева иск с просьбой признать полностью недействительным свидетельство Украины на торговую марку «МАРТІНІКА» на основании ее сходства с торговой маркой «MARTINI». В процессе рассмотрения дела экспертизой было установлено, что ТМ «МАРТІНІКА» зарегистрирована для товаров и услуг, однородных тем товарам, для которых зарегистрирована ТМ «MARTINI»; и они схожи настолько, что их можно перепутать.

Суд, оценив экспертное заключение, принял сторону ООО «Балта». По мнению суда, торговая марка «МАРТІНІКА» может использоваться для других товаров и услуг, кроме безалкогольных напитков, в частности – по рекламе и хранению товаров.  Судьи поддержали позицию «Бакарди энд Компани Лимитед», относительно возможности перепутать ТМ «MARTINI» и ТМ «МАРТІНІКА».

По результатам рассмотрения дела 11 января 2011 года Высшим хозяйственным судом Украины было принято решение признать свидетельство Украины на торговую марку «МАРТІНІКА» недействительным только в части маркировки безалкогольных напитков. В итоге иск «Бакарди энд Компани Лимитед» к ООО «Балта» был удовлетворен частично. Первая компания защитила свою интеллектуальную собственность на ТМ «MARTINI» в части, касающейся использования ее при производстве безалкогольных напитков, а вторая – сохранила свою торговую марку «МАРТІНІКА» в части других продуктов и услуг.

Украинский производитель алкогольной продукции ООО «Винконцерн» выпускает, кроме коньяков, вина под ТМ «Классик вин» («Шепот монаха», «Медвежья кровь», «Кадарка степи», «Тамянка степи», «Монастырская изба»). В 1999 году компания уже обладала исключительным правом на использование товарного знака «Ведмежа кров» для вин собственного производства, изготовляемых по классической болгарской технологии. В то же время ЗАО «Фриззант» –  винзавод, работающий под торговой маркой «Музычи» – выпускало продукцию под тем же названием, но маркируя ее на русском языке товарным знаком «Медвежья  кровь».

Причиной возникновения спора между компаниями стало неправомерное использование словесного знака для товаров и услуг. Дело в судах рассматривалось почти пять лет начиная с 1999 года. Согласно заключению экспертизы объектов интеллектуальной собственности от августа 2003 года, проведенной НИИ интеллектуальной собственности, обозначения «Медвежья кровь» и «Ведмежа кров» похожи между собой в степени смешения.

Судебные инстанции по делу пришли к выводу, что ЗАО «Фриззант» не подтвердило права на использование обозначения «Медвежья кровь», а поэтому ему запрещено использовать это обозначение в своей деятельности. Стороны дошли до Верховного суда Украины, который решением от 11 октября 2004 года отказал в удовлетворении решения Высшего хозяйственного суда от 15 июня 2004 года о пересмотре дел начиная с первой инстанции и оставил в силе принятые ранее судебные решения: право на ТМ «Медвежья кровь» сохраняется исключительно за ООО «Винконцерн».

Торговая марка «Хлебодар» была зарегистрирована в 2001 году компанией «Агросервис 2000», которая производила под ней хлебобулочную продукцию на нескольких заводах в Запорожье. В 2005 году компания получила право производить под этой маркой и алкогольную продукцию, а в 2008-м передала ООО «Ликеро-водочный завод «Тетерев» право на ТМ «Хлебодар» для производства алкогольных напитков на условиях лицензионного соглашения, оставив при этом за собой все права на выпуск хлебобулочных изделий под указанным брендом.

И тут руководство группы компаний «Баядера», производящих алкогольную продукцию под ТМ «Хлібний Дар», «Цельсий», «Козацька рада», «Коблево» всполошилось, увидев схожесть торговых марок и попытку конкурентов вывести на рынок созвучный бренд в низком ценовом диапазоне. Череда судебных разбирательств стартовала в декабре 2008 года и длилась почти 2,5 года.

Первое решение суда о запрете «Агросервис 2000» использовать знаки для товаров и услуг «Хлебодар» и «Хлібодар» появилось 9 декабря 2008 года – мотивированное тем, что они практически идентичны по звучанию с выпускаемой ЧП «Баядера» водкой «Хлебный дар».

После него была предпринята ответная атака. Компания «Мега-Шоу», которую связывали с международным алкогольным холдингом Global Spirits, владельцем ТМ «Хортица», 22 декабря 2008 года получила постановление Харьковского хозсуда на запрет производства, продажи и рекламирования ТМ «Хлібний Дар», со ссылкой на более раннюю регистрацию ТМ «Хлібодар». На основании данного решения суда накануне новогодних праздников склады дистрибьюторов «Баядера» были заблокированы. Одновременно в торговые точки обратились представители запорожской компании «Агросервис 2000», потребовавшие снять с прилавков водку «Хлібний Дар».

Напряжение длилось неделю. Чтобы прекратить давление на компанию, представители ЧП «Баядера» обратились в Хозяйственный суд Харьковской области, предоставив свои документы и указав, что оппоненты «Баядеры» «забыли» указать, что ТМ «Хлібодар» в 2001 году была зарегистрирована фирмой «Агросервис 2000» только в классе хлебобулочных изделий.  И уже 29 декабря 2008 года Хозсуд отменил свое же решение.

В последующем от имени ЧП «Баядера» в июле 2009 года в Соломенский суд Киева поступило заявление о признании передачи прав от «Агросервис 2000» к ООО «Ликеро-водочный завод «Тетерев» на торговую марку «Хлебодар» недействительным. В июле 2011 года судебный процесс закончился решением в пользу ЧП «Баядера» о запрете «Агросервис 2000» использовать знаки для товаров и услуг «Хлібодар» и «Хлебодар».