Мораторий на экспорт древесины не равняется сохранности лесов

Мораторий на экспорт древесины не равняется сохранности лесов

Экологи рассказали, почему экономика, охрана природы и менеджмент в лесной сфере живут каждый своей жизнью

Мораторий на экспорт древесины не равняется сохранности лесов

Информационный накал вокруг темы сохранения украинских лесов не ослабевает. После обнародования отчета британской неправительственной организации Earthsight, которая обвинила Украину в массовых нелегальных рубках леса и контрабандных поставках древесины в Европу, последовавшей за этим инициативы Кабмина по поводу проверок всей «цепочки поставок», вето президента Украины Петра Порошенко на законопроект «о дровах» и развернувшейся дискуссии в высших политических кругах, украинские экологи получили шанс быть услышанными.

Во время брифинга, прошедшего 2 августа в Украинском кризисном медиа-центре, активисты природоохранных организаций постарались высветить те аспекты проблем в лесном хозяйстве, которые остались за рамками внимания и обсуждения профильных госорганов и европейских наблюдателей. iAgro приводит наиболее значимые факты и предложения, озвученные на мероприятии.

Петр Тестов, активист организации «Экологія – Право – Людина»

Вопрос моратория на экспорт леса-кругляка – чисто экономический, он не касается охраны природы. И поэтому, когда спекулируют именно мораторием, говоря, что сохраняют леса, на самом деле обманывают общество. Мораторий направлен ​​не на уменьшение объема рубок, а на уменьшение вывоза необработанной древесины за границу. В Украине уже 2,5 года действует мораторий на экспорт леса-кругляка, а объемы рубок уменьшились только на 2-3%. Даже если запретят экспорт дров, лес рубить меньше не станут.

Проблемы украинской лесной отрасли глубже. Она довольно отсталая. В Европе, США и других странах лесное хозяйство выполняет как экономическую, так и экологическую функцию. Леса, с одной стороны, обеспечивают благосостояние государства, а с другой – дают чистый воздух, чистую воду, рекреационные ресурсы, сохраняют биоразнообразие. В Украине есть все возможности провести реформу и – при желании – направить ее на то, чтобы наше лесное хозяйство развивалось по европейскому типу. Для этого надо действовать, не дожидаясь, пока будут разработаны нормативно-правовые акты.

Минэкологии в течение нескольких лет было фактически филиалом Гослесагентства. Потому что их работники отвечали за формирование лесной политики, занимались согласованием материалов, которые подавались Гослесагентством. Сейчас министерство изменило свою политику: при согласовании материалов смотрят, чтобы учитывалась экологическая функция лесов. На данный момент я считаю очень перспективной передачу функции формирования политики в этой сфере именно в Минэкологии. Это подтверждает и опыт европейских стран.

В любой отрасли борьба с позорными явлениями эффективна, если есть неотвратимость наказания. В лесном хозяйстве шанс быть наказанным после нарушения сейчас равен нулю. За самовольные нелегальные рубки, которые проводят люди, не имеющие отношения к лесной отрасли, официально доходит до суда только 10% дел. Потому что дела о лесных нарушениях специфичны, в них нужно разбираться. Можно даже поймать человека, зафиксировать нарушение, а доказать ничего нельзя.

Есть много нормативно-правовых актов, которые можно рассматривать с точки зрения лесного хозяйства, а можно – с точки зрения природоохранного законодательства. Но пока, к сожалению,  приходится констатировать, что за нарушения в лесной сфере реальных виновников к ответственности не привлекают. Максимум, что угрожает, это освобождение от должности.

Если правительство хочет реально сохранить наши леса, то оптимальный путь – это создание объектов природно-заповедного фонда, Национальных природных парков.

Екатерина Норенко, аналитик МБО «Экологія – Право – Людина»

Проблема номер один в лесной отрасли – институциональная. Гослесагентство сочетает в себе хозяйственную и контролирующую функции. Два основных органа, планирующих рубки и затем контролирующих их правильность, это – «Леспроект» и Государственные специализированные лесозащитные станции (лесозащиты). Они находятся в подчинении Гослесагентства. И прямо заинтересованы в том, чтобы рубить побольше, а в документах было прописано, что эти рубки правильные. Они зависят от того органа, который заботится об их обеспечении. И их видение не может быть независимым и объективным, так как эти два органа подчиняются фактически тому, кого должны были контролировать. Поэтому необходимо их вывести из подчинения Гослесагентства и передать в Минэкологии, чтобы все контролировалось так, как должно.

В Украине нет единого документа, который бы регулировал проведение всех видов рубок. Сейчас существует четыре документа (правила проведения рубок главного пользования, санитарные правила в лесах Украины, правила улучшения качественного состава лесов, правила рубок в горных лесах Карпат). Все они даже не утверждены на одном уровне, содержат массу противоречивых норм. И, соответственно, целостного видения, как все должно быть, в Украине нет. Поэтому срочно необходим один законодательный акт, который бы регулировал все правила рубок в украинских лесах и обязательно был утвержден постановлением Кабмина.

Еще одна проблема – контроль со стороны полиции. В процессе работы мы столкнулись с тем, что люди, работающие в полиции, не имеют необходимых профессиональных знаний в лесной отрасли, чтобы действительно установить, было нарушение или нет. Поэтому необходимо провести тренинги по распознанию нарушений и дальнейшим действиям.

Следующий проблемный вопрос – публичность и прозрачность в работе Гослесагентства. Это орган «за семью печатями», который считает, что все вмешиваются в его работу. И особенно «мешают» экологи. Вся информация закрыта. Увидев грузовик с лесом, абсолютно не реально сразу сказать, легальный этот лес или нет. Надо поехать на места рубок, обязательно проверить огромную кучу документов, к которым должен быть доступ, а доступа нет.

Важен закон об оценке воздействия на окружающую среду. Он регламентирует, что лесхозы должны проходить оценку влияния их деятельности на природу. Это основной документ, который планирует рубки на предстоящие 10 лет по каждому лесхозу. Но сейчас не все лесхозы проходят эту процедуру, они ее просто игнорируют.

Анна Голубовская-Онисимова, глава рабочей группы «Окружающая среда, изменения климата и энергетическая безопасность» в рамках форума гражданского общества Восточного партнерства

Лесная отрасль не может рассматриваться как бесконечный источник прибыли, ее надо реформировать. Препятствия – в консолидации функций экологического контроля. В отношении природных ресурсов, включая лес, у нас продолжают действовать семь различных инспекций, которые никак не коррелируются с экологической инспекцией.

Минприроды само по себе не может должным образом консолидировать политику контроля и управления охраной природы и, собственно, сохранение природных ресурсов. Госэкоинспекции препятствуют в проведении проверок, необходимо каждый раз просить разрешения.

На самом деле все, что необходимо делать в лесной отрасли, уже давно написано. У нас работала очень мощная программа FLEG «Правоприменение и управление в лесном секторе», которая при поддержке Всемирного банка подготовила рекомендации для правительства в законодательной и институциональной сфере. Они касаются внедрения древесного регламента ЕС, а именно – подтверждение легального происхождения древесины, которая экспортируется на рынки ЕС, на каждом этапе ее заготовки. А это означает полную прозрачность процесса.

Такой подход предусматривает полное изменение отношения к управлению лесами. Охрана лесов должна быть приоритетом, потому что скоро будет нечего охранять. Хозяйственная деятельность лесхозов не может быть коммерческой тайной ни на каком этапе – это противоречит обязательствам Украины в рамках ассоциации с ЕС.

Под эгидой Восточного партнерства в 2017 году был принят окончательный рабочий документ для взаимодействия между ЕС и шестью странами Восточного партнерства. Согласно этому документу, в прошлом году от всех стран требовался прогресс в разработке законов по устойчивому управлению лесами и их применению. А к 2020 году во всех этих государствах должна быть решена проблема нелегальных рубок и проводиться мероприятия по предотвращению экспорта нелегальной древесины. Есть экспертиза, рекомендации, желание, необходимые ресурсы, понимание, опыт – все зависит исключительно от политической воли сделать все должным образом.