Мишель Терещенко: «Три недели назад я продал свой бизнес в Украине бельгийском инвестору»

Мишель Терещенко: «Три недели назад я продал свой бизнес в Украине бельгийском инвестору»

Экс-мэр Глухова — о льне, конопле и политических амбициях

Мишель Терещенко: «Три недели назад я продал свой бизнес в Украине бельгийском инвестору»

Мишель Терещенко, потомок украинских сахарных магнатов, фермер, энтузиаст возрождения льняной промышленности и мэр Глухова. Меньше месяца назад последний статус стал неактуальным — 28 сентября Терещенко достаточно громко подал в отставку с этой должности, что, впрочем, не нашло пока никакого отражения на сайте Глуховского городского совета. Причиной стал очередной саботаж заседания городского совета Глухова — рассматривать актуальные для города вопросы явилось всего два депутата.

В связи с отставкой Терещенко обсуждаются в первую очередь его политические амбиции (он заявил, что будет баллотироваться в президенты), однако журналист iAgro сосредоточился на сельскохозяйственной стороне его деятельности, расспросив, чем занимается в АПК представитель самого известного аграрного рода Украины.

— Несколько лет назад вы вернулись в Украину, занялись сельским хозяйством, а в 2015 получили украинское гражданство. Что представляет ваш аграрный бизнес в Украине сегодня?

— Это уже не мой бизнес. Когда я начинал работать как Глуховский городской глава, то видел, что единственный шанс для города получить инвестиции — стать кластером выращивания льна и конопли, потому что в Глухове давно работает институт этих культур. Он существовал с 1932-го, то есть более 80 лет. Там впервые в мире получили ненаркотическую коноплю как результат селекции. И я считаю, что это фишка города.

Глухов — это бывшая «резиденция» моей семьи. Поэтому когда я начинал инвестировать сюда, моим желанием было помочь институту. Я брал в аренду землю вокруг Глухова, и мы выращивали лен, а затем, после изменения закона, еще и ненаркотическую коноплю. Мы обрабатываем 400 га под льном и столько же — под коноплей. Раз в семь лет проводим ротацию культур.

Начав работать, смогли найти новые рынки с высоким потенциалом, не только текстильного, но и технического направления — автомобилестроение, производство изоляционных материалов для домов. Сейчас лен и конопля все больше используются в пищепроме, медицине, косметологии. Это фантастические новые рынки. И нам повезло, что Глухов может быть кластером для выращивания этих двух культур.

— Что вы имеете в виду, когда говорите, что это уже не ваш бизнес?

— Три недели назад я продал свой бизнес бельгийской компании. То есть он — уже не мой. (Мишель Терещенко не уточнил название компании-покупателя, по данным iAgro речь идет о бельгийской компании-партнере, с которой Терещенко начинал льняной бизнес в Украине).

— Продажа связана с вашими политическими планами? Вы считаете, что эти два направления — политика и бизнес — не могли существовать параллельно?

— Это невозможно объединить. Если вы выбрали политическую карьеру, вам нужно служить, помогать людям. Это миссия.

— Из вашего опыта, какие направления в агросекторе наиболее прибыльны?

— Наибольшую прибыль на гектар дает конопля.

— Сколько ориентировочно?

— Если есть перерабатывающий завод, вы можете получать прибыль и после сбора на поле, и от продукции завода. Вместе это дает более 2 тыс. евро с гектара, то есть дело очень прибыльное. Но нужны сильные стартовые инвестиции.

— Сколько всего вы вложили в украинский аграрный сектор?

— Мы инвестировали по 1800 долл./га под лен — и это только в агротехнике. То есть на 400 га это получается 720 000 долларов. После этого еще нужно было вложить в завод. Я покупал очень старый завод, построенный в 1926 году. Он давно не работал, поэтому стоил очень дешево, но мы приобрели для него бельгийское оборудование. Поэтому в целом потратили полтора миллиона евро. Это мизер для льнозавода.

— Потенциал льноводства и коноплеводства представляется сомнительным из-за отсутствия перерабатывающих предприятий.

— Я считаю, что льноводство и коноплеводство имеют для Украины не меньший потенциал, чем сахароварение 150 лет назад, когда здесь жили и работали мои предки. Сахарная свекла — культура, очень хорошо адаптированная в Украине. А технологию переработки тогда «импортировали» из Франции. Лен так же можно перерабатывать на месте. Это даст новые рабочие места в маленьких городах и селах Украины, особенно на Полесье, где не хватает инвестиций.

— А кто является потребителем урожая льна и конопли?

— У нас три разновидности готовой продукции из льна, которые мы можем предложить, — волокно, костра и семена. 99% волокна идет на экспорт.

— Кто закупает?

— На первом месте — Европа, на втором — Китай. Что касается костры, то мы делаем из нее топливные брикеты, их покупает электросеть в Глухове. Из семян производим масло — и льняное, и конопляное. Ее уже можно купить в сети NOVUS, а скоро оно появится и в «Мегамаркете».

— Под какой торговой маркой?

— «Десналенд». От названия реки Десна. «Десналенд» предлагает различные пищевые продукты и добавки: протеин, муку без глютена, шелушеные семена и масло.

— А какая ценовая политика?

— Цены — невысокие. Муку в NOVUS можно купить за 30 гривен (250 граммов). Протеин — пищевая добавка, популярная у спортсменов из-за большой насыщенности омега-3 и омега-6, — стоит около 200 гривен за 250 грамм. По маслу — конкурентные цены, намного ниже, чем у того, которое импортируют из Италии. Но наше полезнее.

— «Терещенко» — это бренд в сахарной отрасли. Не было соблазна заняться семейным бизнесом?

— Времена изменились. 100 лет назад Сумщина была столицей сахара. Но сейчас хорошие урожаи есть только на Тернопольщине, в Винницкой и Львовской областях. А на Севере и Полесье мы уже не можем конкурировать, потому что сахаристость свеклы низкая.

Моей целью в Глухове было не делать бизнес, а спасти Институт лубяных культур. И это удалось. Украинская академия аграрных наук хотела закрыть этот институт, оставив лишь несколько исследовательских станций. Но мы его отстояли, и теперь он снова работает. Я считаю это успехом, потому что таким образом мы открыли двери для нового бизнеса и новых инвестиций.

— Вы можете оценить систему государственной поддержки агропромышленного комплекса, которая сейчас действует в Украине? Являются ли профильные дотации эффективными?

— Я считаю, что субсидии — в любом формате вообще не нужны. В Украине нужно создавать агрокооперативы, а банкам — финансировать новое поколение фермеров. Во Франции так делал Crédit Agricole, в Австрии — Raiffeisen Bank. И нам сейчас надо финансировать кооперативы, поддерживать новых фермеров в желании работать на поле. А не только помогать агрохолдингам выводить большую прибыль в оффшоры.

— Допустим, вы победили на президентских выборах. Какими будут ваши первые шаги в области сельского хозяйства?

— Первый закон будет о конопле. Надо дать возможность выращивать коноплю не только технического направления, но и для пользования. Я считаю, что это очень срочно. Сейчас наблюдается бешеный рост рынка, особенно в Канаде, США. Но это не решение президента. Надо готовить закон и проводить его в парламенте.

В общем я могу сказать, какой должна быть цель политики в АПК. Считаю, что на землях Украины должно быть не 10 агрохолдингов, которые работают на 400 тыс. га. Лучше, если будет 400 семей, которые будут работать на тысяче гектаров каждая. Это должно быть семейным бизнесом. Эта агрокультура успешна во Франции, США. А агрохолдинги есть только в Южной Америке или Африке.

— Как вы относитесь к мораторию на продажу земли в Украине?

— Я за приватизацию, но не через коррупционные схемы. И только для того, чтобы в Украине развивались небольшие хозяйства — семейный бизнес и кооперативы.