Заплатит ли Гута за дефолт «Мрии»
адвокат, юрист АФ Pragnum

Заплатит ли Гута за дефолт «Мрии»

И можно ли считать экстрадицию гарантией компенсации убытков

Заплатит ли Гута за дефолт «Мрии»

В понедельник, 5 ноября, Генеральная прокуратура Украины отрапортовала об удачно проведенной операции по экстрадиции из Швейцарской Конфедерации гражданина Украины – экс-владельца крупного агрохолдинга, который подозревается в совершении мошенничества и нанесении ущерба на сумму почти 800 млн грн. Как стало вскоре понятно, речь шла о бывшем гендиректоре и совладельце агрохолдинга «Мрия» Николае Гуте. Удастся ли государству взыскать с него хотя бы часть инкриминируемой ему суммы убытков, и в целом на каких условиях может проходить сотрудничество со следствием, iAgro спросил у адвоката Александра Мостового, юриста АФ Pragnum.

Некоторые эксперты стали называть этот случай экстрадиции чуть ли не самым успешным за всю историю независимой Украины, ведь до сих пор государство так и «не смогло» экстрадировать Павла Лазаренко, Виктора Януковича, Дмитрия Фирташа, Александра Онищенко и около сотни других топ-подозреваемых. Однако вскоре стало известно, что свою экстрадицию ускорил сам подозреваемый путем добровольного отказа от дальнейшего обжалования решения швейцарского суда о разрешении на его экстрадицию. То есть, скорее всего, он получил определенные гарантии от ГПУ, которые позволят ему безболезненно находиться на территории родины, при этом сотрудничая со следствием.

Такая версия подтверждается и тем, что уже 6 ноября Шевченковский районный суд Киева избрал подозреваемому наиболее мягкую меру пресечения – личное обязательство, на котором, кстати, настаивал сам следователь. Остается надеяться, что правоохранители также согласовали с подозреваемым сумму убытков, которую последний добровольно компенсирует в надежде на существенное смягчение наказания или вообще освобождение от него. Вряд ли эта сумма будет соответствовать ранее заявленным убыткам в размере 800 млн грн, но это не помешает правоохранителям громко отчитаться об очередном раскрытии резонансного преступления и привлечении виновных лиц к ответственности.

По нашему мнению, убытки будут компенсированы частным лицам, а государство… как всегда, все или почти все «простит». В противном случае, частные кредиторы подозреваемого, которые также обладают серьезным финансовым ресурсом, в отличие от государства не оставят виновника в покое и приложат максимум усилий для розыска и ареста активов, львиная доля которых выведена за границу.

Следует отметить, что этот случай не первый, когда топ-подозреваемый компенсирует нанесенный ущерб с большим дисконтом, а государство применяет к нему самый мягкий вид наказания. Например, такая история произошла по делу экс-заместителя председателя правления НАК «Нафтогаз Украины», который подозревался в нанесении ущерба почти на полмиллиарда гривен. Зато компенсации в размере 100 млн грн в пользу государства оказалось достаточно для избежания длительного лишения свободы и получения условного наказания.

Сейчас вспомнить особые успехи правоохранителей в возвращении незаконно выведенных за границу средств достаточно трудно, хотя Генеральный прокурор время от времени отчитывается об очередных арестах или возвратах, оперируя иногда миллиардными суммами. Частичная правда в этих словах есть: действительно, значительные суммы выведенных капиталов, в частности бывшими чиновниками (например, дела «Лазаренко», «Януковича» и т.п.), были «заморожены» государствами-членами ЕС и США, но их возвращение в Украину не происходит из-за отсутствия решений украинских судов, которые бы позволяли это сделать. Принудительный же возврат средств возможен только после приговора суда. А его, как показывает опыт, можно ждать не один год: чего стоят только такие печально известные эпизоды, как «вышки Бойко» или дело «Онищенко», следствие по которым может длиться годами, а до возвращения средств – не дойти вообще.

В сегодняшних реалиях чаще всего похищенные средства возвращаются добровольно, когда виновные лица намерены «отбелиться» и идут на сделку со следствием.

В то же время нельзя не отметить определенные позитивные сдвиги, которые есть в сфере розыска и возвращения выведенных активов. Недавно «под давлением», в частности, ЕС и МВФ был создан специальный орган – Нацагентство по вопросам выявления и розыска активов (АРМА) – одной из функций которого является обеспечение международного сотрудничества с соответствующими органами иностранных государств, к компетенции которых относятся вопросы по выявлению и розыску активов. Аналогичные учреждения достаточно успешно функционируют в государствах-членах ЕС.

Будет ли эффективной деятельность АРМА – покажет время, но уже сейчас есть основания утверждать, что этот орган является важным и необходимым элементом механизма розыска и возвращения незаконно выведенных активов. Например, в своем отчете за 2017 АРМА отмечает, что в рамках международных мероприятий по запросам национальных правоохранительных органов им было разыскано и выявлено, среди прочего, 901,2 млрд грн, проинвестированных в ценные бумаги, 329 земельных участков, 325 квартир и т.д., за счет которых могут быть компенсированы убытки, понесенные в результате уголовных преступлений.

Итак, можно сделать вывод, что проблема розыска незаконно выведенных за пределы Украины активов не вызывает особых беспокойств. Национальные и иностранные учреждения в условиях мировой глобализации и непрерывного движения к полной прозрачности перемещения активов наделены эффективным инструментарием для их розыска и ареста. Но возвращение таких активов в Украину проблематично, поскольку напрямую зависит от национальной судебной системы, которая, пока, не соответствует требованиям современности. В частности, касательно быстрого и эффективного правосудия и привлечения виновных лиц к ответственности.

Фото: Генеральная прокуратура Украины