Глаз да глаз: зачем компании мониторят эмоции сотрудников

Глаз да глаз: зачем компании мониторят эмоции сотрудников

И почему они вдруг озаботились счастьем своих подчиненных

Глаз да глаз: зачем компании мониторят эмоции сотрудников

Сообщение владельца одного из крупнейших агрохолдингов «Мироновский хлебопродукт» Юрия Косюка о том, что его компания с целью повышения производительности труда мониторит эмоции сотрудников, а затем на этом основании принимает кадровые решения, вызвало бурю этих самых эмоций в медиа-пространстве.

Напомним, 13 ноября на Форуме «Дирижеры изменений» Косюк заявил следующее: «Мы мониторим эмоции. Все находятся под камерами… По 70 пунктам откалибровываем эмоции. Смотрим за счастливыми и несчастными».

По словам владельца МХП, счастливые люди – более продуктивны, а с несчастными занимаются психологи и сотрудники HR, пытаясь предложить им какие-то варианты, чтобы исправить ситуацию. В случае, если изменений нет, людей заменяют.

При этом Косюк привел в пример сотрудника, который за полгода изрядно пополнел, и оказалось, что счастье для него состоит лишь в том, чтобы вкусно поесть. И в компании решили, что он не может занимать высокую позицию, поскольку сдерживает рост молодых и мотивированных людей.

Рассказ владельца агрохолдинга вызвал активные дебаты в соцсетях. «Полный сюр и эмоциональный нацизм, как по мне», – заявил на своей странице в Facebook сотрудник компании K&K Group Павел Кучер. Однако есть и те, кто не видит в этом никакого негатива. «Я – участник данного проекта, и это отличный проект!», – заявила аналитик МХП Елена Андреус.

После поднявшейся бури директор департамента управления персоналом и коммуникаций МХП Ксения Прожогина попыталась разъяснить суть проекта. Она уточнила, что он еще не внедрен, а лишь проходит тестирование, и участвуют в нем более 70 сотрудников, которые добровольно согласились помочь. «С их помощью группа психологов, лучших экспертов, использующих лучшую же мировую практику международных корпораций, обучает технику распознавать эмоции, работать с этими данными, сигнализировать о проблемах», – сообщила она, пообещав рассказать о проекте позднее. Но при этом уточнила, что располневший сотрудник, о котором рассказывал Косюк, вообще не имеет отношения к этому проекту.

iAgro обратился к юристам и специалистам по работе с персоналом, чтобы выяснить: как закон регулирует наблюдение за сотрудниками и не является ли это вторжением в их личную жизнь, а также – почему руководителям компаний вдруг стало интересно, счастливы ли их подчиненные.

Юрий Крайняк, управляющий партнер компании «Jurimex», рассказал, что установку в офисах камер видеонаблюдения, которые используются работодателем для контроля за сотрудниками, украинское законодательство не регулирует. «Закон ограничивает использование камер для негласной слежки. Если камера установлена в публичном месте (то есть не дома или в отельном номере), и она используется не для слежки за конкретным человеком, а просто фиксирует все, что попадает в кадр, это законом не запрещено», – пояснил он.

Однако Крайняк отметил, что в случае с МХП полученные с камер данные подвергают исследованиям со стороны специалистов (психологов, психиатров и т.д.). «А это запрещено статьей 28 Конституции, по которой любые исследования человека могут происходить лишь по согласию того, над кем эти исследования проводятся, и это согласие должно быть свободным от любых других факторов. Даже если человек такое согласие дал, но оно было обязательным условием для принятия на должность, это тоже будет нарушением указанной нормы», – пояснил юрист.

Наблюдение за эмоциями сотрудников должно быть урегулировано между компанией и работниками надлежащим образом, подчеркивает консультант по стратегическому маркетингу и HR-брендингу в консалтинговом агентстве Do Marketing Ирина Примак. «Если есть согласие человека, то все законно», – считает она.

Что же до попыток компаний определить, счастливы ли их сотрудники, то на Западе бизнес уже пользуется услугами специализированных сайтов, созданных для мониторинга эмоций персонала. На таких ресурсах компании создают корпоративное пространство, в котором сотрудник регистрируется, заводит личный кабинет и ежедневно проходит тесты, фиксируя свои эмоции, и может видеть динамику и ее причины. При этом сотрудник сам решает, делиться ли доступом к своему личному кабинету с руководством и HR-специалистами.

Ирина Примак отметила, что видеонаблюдение дает лишь картинку настроения сотрудника, а оно может быть ситуативным. «Человек может улыбаться, доброжелательно общаться с коллегами, но этих показателей недостаточно для определения, счастлив ли он», – сказала она и добавила, что работник в приподнятом настроении не всегда эффективен, поскольку именно в таком состоянии можно наделать множество ошибок.

Новшество, внедряемое на МХП, в Украине становится все более популярным среди работодателей, изыскивающих новые методы повышения эффективности работы персонала. «Компании в борьбе за кадры должны в какой-то степени заботиться об их счастье», – считает руководитель одной из рекрутинговых компаний, пожелавший остаться неназванным. Однако он отметил, что в украинских реалиях у крупных и международных компаний и так нет отбоя от желающих поработать у них. И потому такие структуры могут позволить себе выбирать на рынке труда лучших из лучших, а также – с легкостью увольнять тех, кто не удовлетворяет их по каким-либо показателям.

По словам собеседника iAgro, увольняемые из представительств западных компаний сотрудники предпочитают не конфликтовать и не идут в суд отстаивать свои права, поскольку знают, что после этого им очень сложно будет найти подобную работу. «Если человек с конфликтом уходит из западной компании, он устроиться снова в подобную компанию уже не сможет – все «пробивается» и мониторится», – отметил он.

Напомним, в Украине с 1 января 2013 года вступил в силу закон «О занятости населения», который запрещает дискриминацию по половому, возрастному, или иному признаку. А в западных компаниях запрет на дискриминацию прописан в корпоративных стандартах. Однако и украинский бизнес, и международный, работающий в Украине, обходят эти ограничения. «Я не могу в объявлении о поиске претендента на вакансию бухгалтера написать, что требуется только мужчина – это будет дискриминация. Однако это не мешает бизнесу отбирать персонал по тем критериям, которые им удобны. Это в Соединенных Штатах можно подать в суд за то, что тебя не взяли на работу по расовому признаку, а у нас – пойди докажи в суде, что тебя не взяли на работу, потому что ты старый», – резюмирует руководитель рекрутинговой компании.