Почему существует контрабанда СЗР, и как с ней бороться
президент Фитосанитарной ассоциации Украины

Почему существует контрабанда СЗР, и как с ней бороться

Самое сложное – найти золотую середину между свободой ведения бизнеса и зарегулированностью

Почему существует контрабанда СЗР, и как с ней бороться

«Черный» и «серый» рынки средств защиты растений (СЗР) – одна из самых резонансных тем на агрорынке. Ведь от того, какими именно препаратами обрабатываются поля, зависит не только качество урожая, но и здоровье и безопасность людей. Президент Фитосанитарной ассоциации Украины Влад Седик рассказал iAgro, что именно подпитывает контрабанду и фальсификат СЗР, и кто должен заниматься «протравкой» рынка от недобросовестных игроков.

Вопросы борьбы с контрабандой СЗР поднимаются постоянно. Последний раз эта тема обсуждалась представителями Министерства агрополитики и участниками рынка на круглом столе «Регулирование рынка агрохимии и посадочного материала в Украине» 14 ноября в Киеве.

В Украине на сегодня все законодательство, которое необходимо для борьбы с незаконным ввозом готовых СЗР в Украину, а также незаконным производством СЗР в стране, есть. Все механизмы уже созданы, не хватает только воли и усилий привести эти механизмы в движение.

Бизнес часто жалуется на контрабанду, и призывает Министерство агрополитики принять решительные меры. Но контрабанда – это незаконный ввоз препаратов через границу, и аграрное министерство здесь задействовано опосредованно, ведь оно не контролирует границу. Эти функции – у таможни, фискальной и пограничной служб, полиции и СБУ, которые и должны заниматься вопросом.

Если говорить о фальсификате СЗР, то в Украине компоненты для их производства не изготавливаются – они незаконно завозятся, как и готовые препараты. Поэтому решение и этой проблемы также лежит в поле ответственности тех же силовых и правоохранительных органов, которые перечислены выше.

Точно подсчитать долю «серого» и «черного» рынка СЗР в Украине на самом деле невозможно. Некоторые эксперты оценивают фальсификат и контрабанду пестицидов в 25%. При этом правильная и дисциплинированная Европа признает, что у нее доля «черного» рынка составляет 15-20%. Значит, ситуация у нас не столь катастрофическая. Однако ее все равно нужно исправлять.

В качестве одной из мер по борьбе с контрабандой предлагается возобновить лицензирование компаний, занимающихся торговлей пестицидами и фумигацией, и даже подготовлен соответствующий проект закона. Однако такое лицензирование было отменено еще два года назад в процессе дерегуляции, поскольку тогда считалось, что получение лицензий лишь создает трудности бизнесу и является благодатной почвой для коррупции. Но контрабандисты и производители фальсификата не пойдут получать лицензию, и к ним не придут контролирующие органы проверять, насколько компания соблюдает ее условия. Если ввести лицензирование, «белому» бизнесу станет еще тяжелее, а «черный» – будет работать, как и раньше.

Решение проблемы фальсификата и контрабанды препаратов лежит во многом еще и в плоскости ответственности самого покупателя этой продукции. Если фермер знает, что средняя рыночная цена препарата составляет образно 30 долларов, а ему заезжий торговец предлагает его за 20 долларов, то следует как минимум насторожиться: а не покупает ли он подделку, которая не даст никакого эффекта? К сожалению, именно желание сэкономить на СЗР оказывается фактором, который во многом подпитывает контрабандистов и производителей фальсификата. При этом фермеры сами продают дельцам использованную тару от СЗР, и те в ней же снова реализуют «разбодяженный» фальсификат.