Военное положение само по себе не является форс-мажором
начальник юридического отдела Киевской ТПП, к.ю.н.

Военное положение само по себе не является форс-мажором

Форс-мажором может быть признано то, что кто-то сделал или не сделал в связи с фактом введения ВП

Военное положение само по себе не является форс-мажором

С сегодняшнего дня, 28 ноября, в 10 областях Украины вводится военное положение сроком на один месяц. Бизнес, в том числе аграрный, еще не знает, как это может отразиться на его деятельности – в частности, усложнит ли выполнение контрактов. И можно ли будет, при возникновении каких-либо сложностей в работе с контрагентами, сослаться на форс-мажорные обстоятельства. Начальник юридического отдела Киевской торгово-промышленной палаты, заместитель председателя и судья Постоянно действующего третейского суда при Киевской ТПП, кандидат юридических наук Наталия Химчук рассказала iAgro, что такое форс-мажор, кто может определить наличие форс-мажора и почему факт введения военного положения – это еще не форс-мажор.

Слово «форс-мажор» –  французское, и термин этот – очень давний, как и многие термины, касающиеся торговли. Однако в украинском правовом поле толкование понятия «форс-мажор» как таковое не дается, у нас это называется «обстоятельства непреодолимой силы». Термин «обстоятельства непреодолимой силы» появился только с принятием 16 января 2003 года Гражданского кодекса Украины в новой редакции. Статья 617 Гражданского кодекса говорит о том, что если одна из сторон нарушает обязательства по договору, то она может быть освобождена от ответственности за такое нарушение в том случае, если оно произошло вследствие обстоятельств непреодолимой силы.

В законе Украины «О торгово-промышленных палатах в Украине» есть статья 14 прим., содержащая перечень обстоятельств, которые могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, причем перечень этот не является исчерпывающим. Но такими обстоятельствами не могут считаться отсутствие денег у должника или отсутствие на рынке товара, необходимого для исполнения обязательств.

Слово «форс-мажор» сегодня используется очень часто, но далеко не все до конца понимают, что именно оно подразумевает. Например, не каждый пожар может быть признан форс-мажором. Потому что если пожар произошел в результате поджога, то это уже уголовно наказуемое деяние конкретного человека. А вот если молния попала в дерево, и выгорел участок леса, то это уже может быть форс-мажором, потому что это произошло не в связи с чьей-то волей, желанием или действием.

Когда я хочу объяснить заказчику, что такое «форс-мажор» на уровне самых простых понятий, то обычно я говорю: форс-мажор – это когда некому предъявить претензии за случившиеся неприятности. Звучит не очень корректно, но многим именно такое сравнение помогает понять суть форс-мажора.

Форс-мажорные обстоятельства почти всегда требуют подтверждения и засвидетельствования, и порядок засвидетельствования выведен в отдельный документ, который называется Регламентом о порядке засвидетельствования Торгово-промышленной палатой Украины и региональными торгово-промышленными палатами форс-мажорных обстоятельств (обстоятельств непреодолимой силы). В этом документе прописан алгоритм процесса определения форс-мажора как такового, и что должно исследовать уполномоченное лицо, которое имеет право подписывать сертификат о форс-мажоре.

Уполномоченных лиц, имеющих право выдавать сертификат о форс-мажоре, не очень много в стране, но, как правило, один такой специалист есть в каждой региональной торгово-промышленной палате. И каждый такой уполномоченный имеет соответствующий сертификат, которым определяется компетенция уполномоченного лица изучать, анализировать поданные заказчиком документы и делать выводы – есть ли в представленных документах доказательства наличия форс-мажора или нет.

Договаривающиеся стороны не всегда вносят в контракт раздел о форс-мажоре, и в таком случае в силу вступает статья 617 Гражданского кодекса Украины как акта, юридическая сила которого выше, чем юридическая сила контракта. И, наоборот, иногда в контрактах перечень форс-мажорных обстоятельств контрагенты заполняют терминами и наименованиями, которые не соответствуют законодательству, и в таком случае раздел контракта о форс-мажоре может быть признан ничтожным в судебном порядке.

Исследование обстоятельств и документов на предмет наличия или отсутствия форс-мажора, на самом деле, очень интересный процесс, потому что нужно найти причинно-следственную связь между тем, что произошло, и последствиями того, что произошло, и соединить их географический и хронологический аспекты. Например, в 2017 году многие украинские компании пострадали от вируса Petya, однако наша Палата выдала всего лишь один сертификат о форс-мажоре, потому что только у одного предприятия были документы, доказывающие, что именно в связи с этим вирусом компания не смогла выполнить одно из своих обязательств.

Аграрные компании к нам также обращаются за получением сертификата о форс-мажоре, и у них, как правило, обстоятельства непреодолимой силы связаны с гибелью урожая, и при этом чаще всего причиной фигурируют погодные (метеорологические) условия или явления. Но это не означает, что плохая погода всегда может быть признана форс-мажорными обстоятельствами. Потому что за каждым урожаем стоит агроном, который обязан отслеживать метеосводки, принимать меры по дополнительному орошению поля в случае необходимости и т.п. За урожаем также стоит семенной фонд и тот, кто отвечает за качество семян. Также есть такой фактор, как средства защиты растений, которые нужно вовремя вносить. Поэтому в процедуре определения наличия обстоятельств форс-мажора всегда очень много различных нюансов. Исследование – это всегда глубокая аналитическая работа.

Политические события в стране не являются форс-мажором сами по себе. Например, в 2014 году в Украине началась антитеррористическая операция (АТО), и было много фактов, когда компании или люди не могли выполнить свои обязательства из-за начала боевых действий в Донецкой и Луганской областях. В тот период торгово-промышленные палаты выдавали большое количество сертификатов о форс-мажоре. Однако, если предприятие заключает контракт уже после начала АТО, например, в 2017 году, то АТО уже не может быть форс-мажором, потому что риски невыполнения обязательств уже являются предпринимательскими рисками – бизнесмены, образно говоря, должны были учесть такой фактор, как АТО.

Исходя из всего вышесказанного, можно сказать, что сам по себе факт введения Верховной Радой Украины военного положения в некоторых областях не является форс-мажорным обстоятельством. Форс-мажором может быть признано то, что кто-то может сделать или, наоборот, не сделать в связи с фактом введения военного положения. И при этом нужно будет исследовать нюансы и причины произошедшего факта. АТО, пожар или военное положение сами по себе не являются форс-мажором. Форс-мажорными обстоятельства могут быть определены только по результатам аналитического исследования специалистом, который имеет компетенцию и полномочия для проведения такой работы.