5 основных рисков рекордного урожая зерна

5 основных рисков рекордного урожая зерна

Почти 70 млн тонн – это не только новая победа производителей, но и новые вызовы для трейдеров

5 основных рисков рекордного урожая зерна

Украина поставила рекорд в выращивании зерна – по состоянию на 7 декабря зерновые собраны с 14,7 млн га (или 99% от прогноза), и намолочено 69,8 млн тонн зерна. Этот результат ощутимо превзошел прежний исторический максимум: в 2016 году было намолочено 66 млн тонн зерновых. Однако собрать урожай – это еще только полдела. Теперь на повестку дня выходит задача это зерно сохранить и продать, желательно – по самой высокой цене.

iAgro проанализировал основные риски, сопровождающие подобный рекорд, и поинтересовался у экспертов, насколько они велики.

Логистика

Этот аспект стал причиной затяжного конфликта между аграриями и зернотрейдерами – с одной стороны, и «Укрзализныцей» – с другой. УЗ не может обеспечить достаточное количество локомотивов для перевозки зерна, и поэтому резко сократила перечень станций, с которых она возит зерновые грузы, оставив «за бортом» малозагруженные станции и сконцентрировавшись на перевозках зерновых маршрутами.

По словам Валерия Ткачева, заместителя директора по логистике компании «Торговый дом «Дельта Вилмар», теперь «Укрзализныця» подает принадлежащие ей вагоны только на 70 элеваторов, которые находятся в управлении крупнейших зернотрейдеров.

«Из-за этого элеваторы, расположенные возле малозагруженных станций, оказались отрезанными от железной дороги», – констатирует директор департамента аналитики компании Marcoрolo Commodities Елена Нероба.

По мнению Марии Колесник, заместителя директора информационной компании «ПроАгро групп», из-за рекордного урожая и эти элеваторы будут также заполнены, поэтому трейдерам и аграриям придется выстраивать более сложную логистику, чтобы вывезти оттуда зерно.

Но в целом эксперты не видят катастрофы. «Если проблема с логистикой и будет, то рынок ее «переварит», поскольку он – явление саморегулирующееся», – сказала Елена Нероба.

В борьбе с нехваткой локомотивов может помочь внедрение на железной дороге частной тяги, однако для этого Верховная Рада должна внести в законодательство соответствующие изменения. Когда и как именно будет организован допуск частных локомотивов на государственные рельсы – пока четкого понимания нет ни у кого. Но за решение этого вопроса уже высказались президент Петр Порошенко, министр инфраструктуры Владимир Омелян, а еще такую рекомендацию вполне может дать Антимонопольный комитет Украины, который сейчас исследует состояние железнодорожных перевозок.

С железной дорогой в следующем году будет связан еще один логистический риск: увеличение тарифов. Руководство «Укрзализныци» целенаправленно «приучает» бизнес к мысли о необходимости плановых повышений. Так, с февраля 2019 года планируется повысить железнодорожные тарифы на 16,5%, и затем еще трижды в течение года – каждый раз на 2,5%. Этой идее еще предстоит пройти согласования в различных госорганах. Однако УЗ имеет возможность взыскать с перевозчиков зерновых грузов дополнительные средства, поскольку расценки на некоторые услуги она может устанавливать самостоятельно, без одобрения со стороны других министерств и ведомств.

Например, как рассказал Валерий Ткачев, плата за использование вагонов-зерновозов пересматривается ежеквартально и утверждается только правлением «Укрзализныци», и с февраля по ноябрь этого года она увеличилась с 756 гривен/сутки до 1266 гривен/сутки за вагон. Однако этот механизм повышения стоимости перевозок зерна – не единственный. «В УЗ есть целый набор, до пяти подобных инструментов, которые они могут сами использовать, ни с кем это не согласовывая», — сказал он. При этом Валерий Ткачев отметил, что такое подорожание происходит без предварительного обсуждения с перевозчиками зерна, и поэтому очень сложно достоверно прогнозировать расходы на логистику.

Качество

Качество пшеницы в этом году подпортила дождливая погода.  «Дожди во время сбора урожая содействовали развитию болезней и отсрочили выход комбайнов в поле, тем самым повлияв на конечные качественные показатели в сторону ухудшения. Но по кукурузе качество зерна хорошее, и там нет зависимости «больше объемы – ниже качество»», – сообщила Мария Колесник.

По словам Елены Неробы, из-за погоды процент продовольственной пшеницы ниже прошлогоднего собран как в Украине, так и в России. Также существенное количество зерна повреждено сажкой и насекомыми-вредителями. «Однако на качестве экспортной пшеницы это не отразилось. Я не слышала, чтобы трейдеры в этом году жаловались на ее качество», – сказала Нероба.

Хранение

Мощностей для хранения зерна в Украине на сегодня достаточно. «В докризисный период в стране построили множество элеваторов, и у всех более-менее крупных фермеров есть свои склады и укрытия. Поэтому с хранением проблем нет – есть и портовые элеваторы, и линейные. В пиковые месяцы уборки урожая культуры шли на элеваторы буквально друг за другом, но эти объемы очень быстро рассосались», – отметила Елена Нероба. В то же время, по словам Марии Колесник, если говорить только об обновленных элеваторах, то в этом сегменте недостаток мощностей составляет примерно 10-15%.

В этом году агропроизводителям впервые придется выстраивать свою работу, четко соблюдая требования НАССР (система анализа опасностей и критических точек контроля, или Hazard Analysis Critical Control Point). По словам Тамары Подберезняк, руководителя Фумигационной ассоциации, на элеваторах эта система должна была заработать с 20 сентября. Она, в частности, предусматривает, что аграрий при сдаче зерна на элеватор должен предоставить документы, подтверждающие безопасность его продукции. «Фермеры должны будут рассказать, что они вносили в землю, что получили на выходе. Им предстоит отчитаться о наличии документов на гербициды, пестициды и т.д., которыми они обрабатывают зерно, а элеваторы должны будут требовать эти документы. И поэтому могут возникнуть ситуации, когда элеваторы не у каждого фермера смогут взять зерно на хранение», – сказала она.

Цены

iAgro задался вопросом, как рекордный урожай зерновых в Украине может повлиять на глобальный рынок. Однако большинство экспертов считают, что наша страна не является законодателем цен ни по одному из видов экспортируемой агропродукции, будь то кукуруза, пшеница или даже подсолнечное масло, по которому Украина – производитель №1 в мире. «По подсолнечному маслу мы зависим от «пальмы» и сои – именно они руководят рынком. Рынком кукурузы управляют Южная и Северная Америки, в части пшеницы – цены регулируют Россия. Мы не маркетмейкеры, и цены не диктуем. Мы можем точечно реагировать, в какой-то момент времени влиять на котировки, но глобально на ценовую ситуацию – не влияем», – пояснила Елена Нероба.

При этом у отечественных кукурузы и пшеницы есть хороший потенциал продаж. «В прошлом году в России был гигантский урожай пшеницы, но на рынок это особо не повлияло, поскольку население в мире растет, и, соответственно, растет потребление», – сказала Нероба.

Планируя посевные площади под те или иные культуры на следующий год, аграрии часто ориентируются на текущую ценовую ситуацию: чем выше нынешняя цена, тем больше гектаров отводится под эту культуру в надежде на высокие заработки в перспективе. Однако этот принцип работает не всегда. По словам Марии Колесник, свою объективную цену каждый товаропроизводитель должен регулярно высчитывать сам, исходя из собственных затрат. Кроме того, немаловажное значение имеет урожайность по каждому конкретному году и культуре.

Например, если за основу взять экспортную цену на кукурузу по состоянию на начало ноября этого года (160 долл./т) при средней урожайности в 7 т/га, то с каждого гектара кукурузы производитель получает выручку в 1120 долларов. А в прошлом году при урожайности в 4,5 т/га и такой же экспортной цене один гектар кукурузы давал фермеру выручку только в 768 долларов. «В результате имеем рост дохода на 45% только за счет увеличения продуктивности производства. Поэтому если руководствоваться таким алгоритмом, то ответ на вопрос «сеять ли в следующем году кукурузу?» для меня однозначен – сеять», – сказал она.

Рынки сбыта

У зернотрейдеров возникли неожиданные сложности с одним из рынков сбыта – Индонезией. Страна выдвинула требование, чтобы с 1 января 2019 года украинская пшеница не содержала спор грибка видов Tilletia. Если же зерно содержит этот грибок, то индонезийские власти требуют перед отправкой обжаривать его при температуре 70-80 градусов в течение 10-20 минут. Риск потери индонезийского рынка для Украины чувствительный: по результатам 2017/2018 МГ Индонезия стала четвертым по объему покупателем украинских зерновых, и первым – по пшенице.

По оценкам одной из крупнейших сюрвейерских компаний, порядка 25% украинской пшеницы соответствует критериям Индонезии. Елена Нероба отметила, что наличие грибковых спор в урожае этого года выше среднего, но существуют другие способы борьбы с ними, кроме прожаривания. Индонезия является стратегическим импортером украинской пшеницы, объем поставок в прошлом маркетинговом году – приблизительно 2 млн тонн, при том, что всего Украина продала 16,2 млн тонн пшеницы. А учитывая текущий уровень цены, такое требование со стороны Индонезии можно рассматривать как попытку ввести нетарифный барьер. «Насколько мне известно, несколько экспортеров уже задекларировали свою готовность выполнять требования по прожарке», – сказала она.

Неопределенности в торговлю зерновыми добавляет и торговая война между США и Китаем, которая разгоралась в течение года все сильнее и сильнее. Китай отказывался покупать продукцию американских фермеров, что создавало для украинских производителей определенные шансы заработать. Однако в начале декабря США и Китай пошли на примирение – Дональд Трамп на три месяца приостановил свое решение о повышении пошлин на китайские товары, а взамен Китай пообещал закупить значительный объем американских товаров, в перечне которых – и сельскохозяйственная продукция.